Оккупанты могли получить сильную дозу облучения на ЧАЭС – радиобиологи

 Оккупанты могли получить сильную дозу облучения на ЧАЭС – радиобиологи



Как объясняют специалисты, у Чернобыльской зоны есть своя специфика. Вбое вмешательство является радиационно опасным. Даже регламентные работы проводятся так, что не привести к интенсификации процессов миграцин ради. Бая работа на ЧАЭС жестко регламентируется, и любая работа вне регламента повышает выход радионукли.

Любые боевые действия на территории Чернобыльской зоны опасны, так как могут привести к нарушению эксплуатации хранилища отработанного ядерного топлива и Нового безопасного конфайнмента.

В 30-километровой зоне зоны отчуждения находится лишь 2% той активности, которая в результате авари. 98% находится в Укрытии. Но состояние Укрытия должны контролировать обученные люди. С 25 февраля контроль не проводили.

Персонал, который оказался в плену у российских военных, пробыл на станции 600 часов вместо стандартных 12. Сейчас их сменили добровольцы, которые там сидят уже неделю. In the case of a person who is not the only person who has lost his or her life, he or she has lost his or her life and his or her life. Поэтому они сосредоточились только на мониторинге работы энергоблоков.

В хранилище отработанного топлива они не могли пойти, поэтому сейчас никто не знает, какая там сам.

Движение российских оккупантов по зоне отчуждения

Дело в том, что атомная электростанция не работает, поэтому взрыва, такого, как был в 1986 году там быт. Но вот повторное загрязнение воздуха радионуклидами – может.

Оккупанты именно потому и расположили технику возле Саркофага, так как понимали, что украинские воен. Вто все могло привести к подъему в воздух большого количества радиоактивной пыли.

Да и стрелять по новому Саркофагу, который строили всем миром – плохая идея. Опасно было, что россияне свозили туда много оружия. В том числе и старого, которое могло само по себе детонировать.

Опасных мест в Чернобыльской зоне много. Хто ХОЯТы, саркофаг и “Вектор” – комплекс производства по деактивации, транспортировки, переработкоти. И Рыжий лес фактически тоже является хранилищем радиоактивных отходов, так как это траншеи, где закопали деревья, на которые подуло из разрушенного реактора.

На территории Зоны существует система мониторинга текущего радиационного состояния. Она состоит из 146 пунктов. Сейчас она по неизвестным причинам недоступна онлайн.

В последний раз передачи данных (25-26 февраля) было зафиксировано радиационного фона в 2 раза. Только в хранилище радиационных отходов “Вектор” зарегистрировали превышение в 7 раз.

Системы работают автоматически, и датчики находятся на высоте одного метра над землей. Вероятно, движение военной техники поднял пыль и радионуклиды взлетели ближе к датчикам, поэтому сиз.

Сейчас система не работает и пока можно ориентироваться только по усредненным данным. At the same time, it can be used to detect detectors and non-detectors.

В Рыжем лесу землю нужно было есть и вдыхать

If you are looking for special products, you will be able to use them, you will be able to use them. Пыль нужно было бы поднять очень высоко вверх и ее должен унести сильный ветер. Скорее всего все радионуклиды останутся в зоне отчуждения.

После освобождения ЧАЭС будет очень много работы для радиоэкологов, так как произошло сильное перер. Зону придется снова картировать для достижения радиационной безопасности.

Территория снова будет считаться опасной и надолго закрытой для туристов. Кроме работы ученых, там еще и все нужно очистить от мин.

Информация о том, что в больницах Беларуси могут быть люди с лучевой болезнью, может быть правдив. There is no such thing as a high-speed, high-speed, high-speed, high-performance. За месяц в Рыжем лесу они бы не получили такую ​​дозу. А под арку четвертого энергоблока вроде никто не заходил.

Остаются ХОЯТы с отработанным топливом, пункты временной локализации и захоронения радиоактивных отходов, так называемые могильники, которые раскиданы по 10 километровой зоне.

В зоне Рыжего леса самые опасные – альфа и нейтронные излучения. Его источником в зоне отчуждения – изотопы плутония и америция, которые накоплены в пределах 10-коломет. Ти частицы небольшие, им сложно проникать далеко. И для защиты достаточно только одежды. Хотя, если они попадают внутрь, то накапливаются в органах пищеварения и легких. И вполне могут их повредить.

Есть еще изотопы цезия и стронция. Они излучают гамма и бета частички, которые меньше по размеру и поэтому могут проникать дальше в тело. От гамма-излучения может спасти свинец, от бета – плексигласовое стекло. Они меньше разрушают клетки человека, но их в лесу намного больше.

“Радионуклиды могут накапливаться в теле человека, и это небезопасно. Но для того чтобы это произошло, нужно есть очень загрязненные продукты или вдыхать пыль. Например, в случае окопов в Рыжем лесу россиянам нужно было есть землю или дышать исключительно пылью, чтобы в тело попало много радионуклидов “, – подчеркнули ученые.

Стоит отметить, что российские оккупанты могли действительно заходить во многие помещения. Есть данные, что могли быть похищены многолетние разработки украинских ученых, разработки изотопова





Source link

Related post